Par mums Raksti Dzeja Galerija Saites Iespējas Venera Pasākumi Jautājumi

Назад


Антон Брюков


Образование - Цели и Горизонты


            Каждая цивилизация имеет механизмы, корректная работа которых поддерживает ее жизнеспособность. Культурный код цивилизации включает в себя Веру, собственно культуру как таковую, традиции и понятийный аппарат. В эпоху модерна многое из этого отчасти сохранялось системой образования. Безусловно, наличие даже самого лучшего академического образования не сможет компенсировать в человеке отсутствие духовных качеств, любви к Родине, чувства долга и т. д. Однако человек, не получивший образование, в современном мире не обладает достаточными познаниями, чтобы избежать участи становления объектом манипуляции.

            Уникальным в рамках парадигмы модерна был опыт советского образования. Советская школа давала человеку академическое, глубокое знание, выверенную систему ценностей и убеждений, которые не только делали его достойным гражданином своей страны, но и помогали ему разобраться в любом вопросе благодаря полученному базовому понятийному аппарату. Школа не только учила, она и воспитывала, прививая основы взаимопомощи, товарищества и альтруизма. С крахом советской системы начала разрушаться и школа.

            То, что происходит сейчас в нашем образовании, является следствием отсутствия правильных ценностных ориентиров у его кураторов. Так, прошлый министр образования, не таясь, заявил: «Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, что вырастить квалифицированного потребителя». Возникает резонный вопрос: что это - глупость или предательство? О каких положительных сдвигах в нынешний кризис системы образования может идти речь, если целеполагание реформаторов лежит в плоскости, абсолютно чуждой ценностям цивилизации?


            Следует отметить, что разрушение образования - беда не только русских людей. Глобалистская элита, центром которой являются США, встретилась с проблемой чрезмерной образованности народных масс, и, следственно, их неконтролируемостью. Была поставлена задача изменить ситуацию: в итоге на Западе начала реализовываться масштабная программа по разложению общества объектами псевдокультуры, после чего был запущен быстрый эффективный демонтаж системы образования. Впрочем, достаточно очевидно, что на Западе все-таки сохранилось образование высокого уровня - это образование элит.

            Сергей Кара-Мурза в книге «Советская цивилизация» определяет данную раздвоенность системы образования термином «школа двух коридоров»: «Главная задача буржуазной школы - воспроизведение классового общества, и такая школа, в принципе, есть школа двойная. Она состоит из двух "коридоров", которые расходятся уже в начальной школе. Один формирует элиту, другой - человека массы. Школа для элиты общеобразовательная, она основана на университетской культуре и дает целостное знание в виде дисциплин. Школа для массы основана на "мозаичной" культуре и дает т. н. "полезные" знания. Резко различаются методики преподавания и уклад обоих коридоров школы. Советская власть сделала огpомный шаг - поpвала с капиталистической школой как "фабpикой субъектов" и веpнулась к доиндустpиальной школе как "воспитанию личности", но уже с наукой как основой обучения. Она пpовозгласила пpинцип единой общеобpазовательной школы. Конечно, от пpовозглашения пpинципа до его полного воплощения далеко. Но важно, куда идти».

            Разрушив образование, глобалистские элиты закрепляют статус властного суверена в информационном обществе, в котором знание есть сила. Эти процессы в полной мере затронули и постсоветские страны. Из страны с передовым образованием мы постепенно скатываемся на крайне низкий уровень. Коммерческое образование, внедрение западных методик обучения, отказ от собственной отработанной системы и т. д. приводят к губительным результатам. В этом, увы, легко убедиться: достаточно просто сравнить советских выпускников и выпускников современных школ, каждое поколение которых становится все менее компетентным. Незнание точных наук, элементарных правил поиска информации и, что самое главное, истории культуры своей Родины делают из личности заурядного космополита с отсутствием широкой картины мира. При нашей демографической ситуации такой образовательный провал добавляет еще одну угрозу национальной безопасности, что, безусловно, выгодно нашим геополитическим противникам.

            Историк, член Изборского клуба Андрей Фурсов поясняет этот тезис: «"Геополитический контекст образовательной реформы" - такая формулировка, на первый взгляд, может вызвать удивление. Однако сегодня, когда геополитические противостояния приобретают всё более выраженный информационный характер, когда политическая дестабилизация достигается с помощью сетецентричных войн, т. е. информационно-культурного воздействия на сознание и подсознание групп и индивидов (как это делается, мы могли наблюдать в ходе так называемых "твиттерных революций" в Тунисе и Египте), а результат этого воздействия во многом зависит от уровня образования объекта воздействия (чем выше уровень образования, тем труднее манипулировать человеком), состояние образования становится важнейшим фактором геополитической борьбы».

            С этими словами ученого нельзя не согласиться. Если мы хотим сохраниться как цивилизация, нам необходимо принять радикальные шаги в создании нормальной, функционирующей системы образования. Иначе просто не сможем выжить в тяжелых катаклизмах XXI века. Какой же должна быть эта система? Формированию многих, но не всех ее параметров должно способствовать восстановление советской системы - в особенности той, которая действовала в эпоху Сталина. При этом, разумеется, нельзя слепо копировать советскую систему. Позаимствовав положительный глубинный опыт советских педагогов, мы должны отбросить предметы, не соответствующие пути нашей цивилизации.

            В школах должны культивироваться традиционные ценности, патриотизм и сознание исторической преемственности и единства всей Истории. В остальном советский опыт является единственным для нас приемлемым путем в образовании. Необходимо вернуть воинский элемент образования: ГТО, сборы, военную подготовку. Это не только правильное занятие для молодежи, но и гарантия обороноспособности. Школа в первую очередь обязана готовить развитую физически, духовно и интеллектуально личность, являющуюся неотъемлемой частью своей Родины.

            Отец Павел Флоренский, чьи наставления до сих пор звучат весьма актуально, предъявлял образовательной системе следующие требования:

            В школе на первом месте должно быть поставлено воспитание. Привычка к аккуратности, к точности, к исполнительности, физическая ловкость [...] во всех действиях, взаимное уважение, вежливость, уважение к высказываниям и чувствам товарища, привычка не рассуждать о том, чего не знаешь, критическое сознание границ своих знаний, половая чистоплотность на деле, не на слове, выполнение своего долга, преданность государству, интерес к порученному делу, наблюдательность, вкус к конкретному, любовь к природе, привязанность к своей семье, к [школе], к товарищам, отвращение к хищническому пользованию природными богатствами, и т. д. - таковы элементы, внедрением которых надлежит озаботиться первым делом. Образование должно строиться на принципе "не многое, а много". Учащиеся должны овладеть методом, точностью мысли, вкусом и доведением знания до конца, разборчивостью вкуса. Им необходимо хорошо усвоить некоторые лучшие образцы литературы, - хорошо эти знания перечувствовать и проанализировать их, хотя бы и не целиком; необходимо получить представление о том, что есть великое искусство - в музыке, в живописи, в архитектуре. Необходимо знать начатки математики, [основы] математических наук и естествознания. Классицизм, не грамматический, а реальный, стихия классического мироощущения, должна стать доступной учащемуся. История должна быть дана как хронологическая схема, иллюстрируемая рядом типических конкретных моментов. [Вопрос об] учебниках должен быть поставлен во всей остроте: пора сознать, что учебником направляется вся учеба и что хороший учебник ответственен более, чем ученое сочинение. Поэтому государство должно приступить к созданию учебников, по законченности почти классических - кратких, четких, излагающих не случайные веяния и не крик моды, а отстоявшиеся выводы, преимущественно фактического характера.

            Вопрос об учебных пособиях действительно является одним из главных, ведь именно учебник дает подрастающему поколению культуру мировосприятия. По сей день школьники и студенты изучают либеральную трактовку нашей и мировой истории: смотрят на нас чужими, практически всегда враждебными глазами. То же самое происходит и в других гуманитарных науках, точные же и естественные науки вообще претерпевают полнейший развал: закрытие профильных школ и детских кружков, система которых была распространена СССР, приносит печальные результаты. Много ли школьников сейчас могут собрать функционирующую авиамодель? Зато выпивка и компьютерные игры - занятия, не требующие интеллектуальной работы - поглощают большую часть нашей молодежи.

            Нам нужна своя система знаний о мире, истории, во всех гуманитарных науках написанная с точки зрения ценностей нашей цивилизации. В точных науках мы должны вернуться к строгости классического образования, избегая примитивных тестов и посредственных западных методик, возрождая традиции и советское наследие. Помимо этого подрастающему поколению должно быть привито чувство эстетики в том смысле, в котором об этом писал Константин Леонтьев.

            Для всех народов должны преподаваться основы их народной культуры. Если хочим сохранить свой суверенитет, продолжить свой исторический путь, мы должны выработать свою систему обучения знаниям о мире и человеке. Советский опыт, хотя и не только он, может и должен помочь нам в этом.


Источник: http://katehon.com/ru/article/obrazovanie-celi-i-gorizonty



Baltu klubs | Sociopsiholoģijas asociācija | Lielās Mātes Sapulce | Lāču kopa